Кислородная эволюция. Интервью с А.Казанским
Статьи о косметике - Кислородная косметика Faberlic
09.03.2009 г.
Главный технолог Faberlic, заведующий Лабораторией Центра научных разработок Александр Казанский стал героем новой рекламной кампании Faberlic. Однако Александру больше нравится его главная роль - роль создателя косметики...

Александр Казанский. Главный технолог Faberllc, заведующий Лабораторией Центра научных разработок Faberlic.

Александр Казанский.
Родился в Москве в 1970 году.
Окончил Мос­ковский химико-технологи­ческий
институт им. Д.И. Менделеева.
В косметиче­ской промышленности с 1997 года.
Работал в компа­нии «Низар».
В 2002 году был приглашен в Faberlic
на должность главного техно­лога.
Участвовал в созда­нии Лаборатории.
Женат, растит двух дочерей.

«СТРАНА FABERLIC» Александр, вы недав­но снялись в новом рекламном ролике Faberlic...

А.К. Да, непривычно было в 38 лет так поменять образ, стоять под софитами. Но мне больше нравится заниматься тем, чем я обычно занимаюсь, - соз­давать рецептуры. Правда, делать это приходится, в основном, после шести часов вечера, когда становится не­множко поспокойнее и можно сосредо­точиться.

«Cf» Основная мысль новой рекламной кампании звучит так: «С кислородом ра­ботает, без кислорода - не работает». Расскажите, что это означает?

А.К. Компания Faberlic производит хорошую качественную косметику, но просто качественная косметика есть у многих фирм. Принципиальное отличие и преимущество косметики Faberlic - она содержит уникальный кислородный «транспорт» Aquaftem и другие патентованные комплексы на его основе. Мы достаточно долго занимаемся темой кислородной кос­метики и провели большое количест­во исследований. И мы можем утверждать, что в наше время в усло­виях неблагоприятной экологии и де­фицита кислорода полезные вещест­ва, которые содержатся в косметиче­ских средствах, недостаточно усваиваются кожей, потому что для их усвоения необходима энергия, а зна­чит кислород. При его сгорании в ми­тохондриях клетки синтезируется АТФ, аденазинтрифосфорная кисло­та, - это и есть энергия. Какое-то ко­личество полезных веществ будет ра­ботать, даже если кислорода недоста­точно, но эффективность их в этом случае невелика. Ситуация усугубля­ется тем, что после 20-летнего воз­раста у человека начинается наруше­ние оксигенации (Снабжение кисло­родом. - ред.) кожи. Объясню: ос­новной объем кислорода поступает в кожу, в основном, через кровеносные сосуды, и меньший объем - через сам кожный покров. Если не вдавать­ся в научные тонкости, этот кислород сначала идет на обеспечение жизнен­но важных функций организма, а ко­жа снабжается кислородом по оста­точному принципу. Когда кожа дости­гает статуса морфологической зрело­сти, начинается обратный отсчет, то есть старение. И ей не хватает кисло­рода для борьбы с этим неизбежным злом. Проблему снабжения кожи кис­лородом должна решать косметика.

«Cf» На каких основаниях ученые Faberlic утверждают, что наша кисло­родная косметика действительно улуч­шает кислородное снабжение кожи и помогает усвоению полезных ингреди­ентов?

А.К. На основании исследований, кото­рые ведутся непрерывно: мы тестиру­ем наши новые продукты по заявлен­ным свойствам, смотрим, как действу­ет Aquaftem. Совсем недавно мы про­вели исследования с участием добро­вольцев, чтобы доказать, что мы действительно доставляем кислород непосредственно в кожу и объяснить ме­ханизм работы кислородной космети­ки. Это было исследование по накож­ному применению косметических средств с Aquaftem и без него - изме­рялось давление кислорода в коже. Мы делали это при помощи медицин­ского прибора для оценки газообмена - оксигенометра. И вот что мы увидели: у людей с нарушением оксигенации кожи, то есть с пониженным напря­жением кислорода, существенно уве­личилось напряжение кислорода в ко­же после применения косметического средства с Aquaftem. У людей с нор­мальной оксигенацией тоже произо­шло незначительное увеличение на­пряжения кислорода в коже, но не вы­ше нормы. О чем это говорит: даже ес­ли вам меньше 20 лет и вы живете на море, от применения кислородной косметики состояние кожи не ухуд­шится - лишнего кислорода кожа не возьмет. Сейчас наша Лаборатория занимается введением в косметоло­гию термина «кислородный баланс ко­жи». Подробнее мы расскажем об этом по завершении исследований. Кроме того, в результате таких исследова­ний мы, в частности, выяснили, что Aquaftem значительно увеличивает солнцезащитный фактор косметики и непосредственно усиливает защиту от лучей UVA. Именно эти лучи по­винны в фотостарении и возникнове­нии разнообразных заболеваний, в том числе рака кожи. Особый положи­тельный эффект, который дают солн­цезащитные фильтры в сочетании с Aquaftem - та при­чина, по которой ком­пания Faberlic заня­лась производством солнцезащитной линии. Увеличение объема UVA-фильтров в косметике само по себе не панацея, кроме того, в большом количестве они не слишком полезны. А вот добавляя в рецеп­туру Aquaftem, мы существенно улучша­ем защиту кожи от вредного излучения солнца - и количест­венно, и качественно. Это явление мы уже увидели - и сей­час работаем над объяснением того, как это работает.

«Cf»Что представляет собой Aquaftem, о котором мы так много говорим?

А.К. Это наш патентованный ингреди­ент, микроэмульсия перфторуглеродов, даже можно сказать наноэмульсия, потому что размер частиц - по­рядка 200 нанометров. Нанотехнологии сейчас, как известно, очень мод­ная и перспективная тема в науке, и с точки зрения косметологии мы в Faberlic начали осваивать ее еще 10 лет назад. Технология производства микроэмульсии перфторуглеродов для косметики Faberlic достаточно сложная. Мы получаем ее с помощью прибора гомогенизатора высокого давления. Дело в том, что перфтордекалин (Основной компонент Aquaftem. - ред.) практически невозможно ввести в состав косметических средств: он в два раза тяжелее воды и потому сразу выпадает из состава. Благодаря гомогенизатору высокого давления мы соединяем эти вещества в косметических продуктах. Это вы­сокотехнологичный процесс, обору­дование для него делается под заказ специально для Faberlic. Разрабаты­валось оно для производства меди­цинского препарата Перфторана, знаменитой «голубой крови». Наше оборудование немного от­личается от медицин­ского, потому что мы производим Aquaftem в большем количестве, чем про­изводится Перфторан. И естественно сложна сама техно­логия, мы долго осваивали и вводили ее, сами ее изучали - примерно в течение года. Если просто иметь гомогенизатор высокого давления, это еще не значит, что придет кто угодно и сделает Aquaftem. Есть некоторые хитрости при самом производстве, поэтому оборудование показывать мы можем, а вот сам процесс стараемся не пока­зывать.

«Cf» Идея кислородной косметики ка­ким-то образом развивается?

А.К. Развитие происходит. Мы экспе­риментируем, на базу идеи кислород­ной косметики добавляем новые ин­гредиенты. После создания Aquaftem появился Aquaftem Protect, в кото­рый мы добавили сильный антиоксидант пропилфенол. Его антиоксидантные свойства на порядок выше, чем у токоферола - витамина Е. После этого мы соединяли Aquaftem с эфирными маслами. Что это дает? Происходит синергизм - при со­вместном использовании двух и более веществ усиливается эффект по срав­нению с самостоятельным воздействи­ем. Затем появился новый ингредиент - Novaftem-О2. Помимо Aquaftem мы добавили в него аминокислоту Р-аргинин и декстран сульфат натрия, или DST-H, - полисахарид, полученный из водорослей. Он стимулирует синтез окиси азота. Этот компонент поставля­ет нам японская фирма Nikko Chemicals Co. Вот как возникает эф­фект «двойного дыхания» от примене­ния нашей косметики с Novaftem-О2. Мы используем два естественных пу­ти снабжения кожи кислородом: уси­ливаем дыхательную функцию кожи посредством Aquaftem и активизиру­ем локальную микроциркуляцию бла­годаря DST-H. Aquaftem воздейству­ет на ростковый слой клеток эпиде­рмиса, в результате чего клетки начи­нают получать больше кислорода и воспроизводить здоровое «потомство». A DST-H проникает глубже в кожу и воздействует на рецепторы сосудов. Происходит выброс оксида азота, в ре­зультате чего сосуды расширяются и кровообращение усиливается. Оксид азота NO регулирует кровоснабжение во всем организме и, в частности, в ко­же. В 1998 году трем американским ученым - Роберту Форчготту, Фериду Мьюэрду и Луису Игнарро - за открытие роли оксида азота как сиг­нальной молекулы в сердечно-сосуди­стой системе присудили Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Это стало началом нового научного направ­ления «биологии оксида азота», на ко­торое современные ученые возлагают большие надежды. Важно вот еще что: эффект Novaftem-O2 оказался интере­сен еще и в антицеллюлитных препа­ратах. Как выяснилось в наших недав­них исследованиях, с Novaftem-O2 они выполняют свою задачу принципиаль­но лучше, благодаря усилению микроциркуляции крови и доставке активных веществ в кожу. Те вещества, ко­торые должны расщеплять жировые отложения, лучше проникают туда, где это необходимо - и борьба с целлюлитом происходит более эффективно. Кстати, весной 2009 у нас появится новая антицеллюлитная серия с Novaftem-O2.

«Cf» Каким вы видите положение и пер­спективы нашей кислородной космети­ки на рынке?

А.К. В связи с правами на производство кислородной косметики на основе ПФУ у Faberlic в руках уникальные научные возможности. Во-первых, са­ма по себе база уникальная - кисло­родная косметика. А во-вторых, лю­бые новые сенсационные вещества, которые появляются на косметиче­ском рынке, та же RALA (R-алъфа-липоевая кислота, так называемый все­общий витамин. - ред.) в сочетании с кислородной косметикой работают на­много лучше, нежели сами по себе. Благодаря своим свойствам Aquaftem помогает косметике доставлять полез­ные вещества с кожного покрова в бо­лее глубокие слои эпидермиса. С точки зрения эффективности нанесение ак­тивных веществ на поверхность кожи нельзя сравнить с нашими механизма­ми. То есть если завтра или через не­сколько лет появятся новые революционные вещества, которые разгла­живают морщины и возвращают мо­лодость, то, добавив их в кислородную косметику с микроэмульсией ПФУ, мы снова окажемся на шаг впереди всех, поскольку Aquaftem будет до­ставлять эти вещества с поверхности кожи туда, где они нужны. По моему мнению, в наше время придумать что-то, сопоставимое с Aquaftem, невоз­можно.

«Cf» Александр, что вы как ученый счи­таете главным в своей работе?

А.К. Мы редко об этом говорим, но у компании Faberlic, у нас в Центре на­учных разработок, и у меня в том чис­ле, есть своя этическая позиция. Это не прописанный, но строго соблюдаемый кодекс по использованию и соедине­нию различных химических веществ в косметике. Мы в Faberlic при разра­ботке новых рецептур смотрим и срав­ниваем все международные законода­тельные нормы по введению, концент­рации и соотношению веществ - и в итоге придерживаемся самых жест­ких из этих норм. То же касается кон­сервирования продукции - мы ука­зываем срок годности 18 месяцев, хотя по закону это могут быть и 3 года. Это связано с тем, что концентрация кон­сервантов щадящая, но при этом обес­печивается сохранность косметики.

 Источник: "Страна Faberlic" Октябрь-ноябрь 2008